Great.az

    МОЛЛА НАСРЕДДИН...


    МОЛЛА НАСРЕДДИН...









    СТРАСТЬ К ПРЕУВЕЛИЧЕНИЯМ




    У Моллы Насреддина был маленький клочок земли. Каждый год он сеял на нем пшеницу, собирал пудов по пятьдесят—шестьдесят и кормил семью.

    После того, как к власти пришел Тимур, налоги увеличились в пять раз. Сельские старосты делали все, что хотели и издевались над народом.

    Очередь дошла и до Моллы. Староста схватил его за шиворот и сказал:

    — Ты собрал в этом году пятьсот пудов зерна, из этого расчета ты и должен внести налог.

    Долго Молла просил и умолял:

    — Послушай! Ей богу, я собрал всего-навсего пятьдесят пудов!

    Староста никак не отвязывался от Моллы и тому ничего не оставалось как только пойти в город и пожаловаться Тимуру.

    Тимур выслушал его жалобу, а потом накричал на него:

    — Как тебе не стыдно? У тебя аршинная борода, а ты лжешь!

    Молла молча поднялся и пошел к двери.

    — Что случилось? — спросил Тимур. — Куда ты идешь?

    — Государь, — ответил Молла, — оказывается, староста не виноват! Если повелитель называет аршинной бороду, которую всю можно вместить в кулак, то чего взять со старосты, у которого пятьдесят пудов превратились в пятьсот?



    ПОДАРОК МОЛЛЫ



    Однажды на огороде у Моллы раньше, чем у всех, созрели огурцы.

    «Надо, — подумал Молла, — отвезти один вьюк огурцов Тимуру. Может быть, он смилостивится и даст мне хороший подарок».

    Он поднялся рано утром, нарвал огурцов, погрузил их на осла и отправился в город.

    В это время Тимур ехал куда-то верхом. Он был один и встретился с Моллой.

    — Эй ты, — спросил он, — что это у тебя и куда везешь?

    — Свежие огурцы, — ответил Молла, — и везу я их в подарок Тимуру.

    Тимур до этого не знал Моллу Насреддина и заметил, что и Молла не знает его.

    — Как же ты дружишь с Тимуром, — спросил он, — если вы даже не знакомы? Вы, как говорят, не собратья, не сверстники. Чего ради ты о нем заботишься?

    — До сих пор,— засмеялся Молла,— я думал, что на свете только я один глупец, а теперь вижу, что ты еще глупее меня.

    Тимур обиделся, но, не желая открыться, спросил:

    — Хорошо, с чего же ты взял, что я глупец?

    — Надо же было тебе столько прожить и до сих пор не знать меня. Ты не знаешь, что я — Молла Насреддин и что мне не пристало заботиться о таких людях, как Тимур.

    — Раз ты Молла Насреддин, — полюбопытствовал тот, — и не заботишься о Тимуре, то зачем же везешь ему эти огурцы?

    — Везу, — ответил Молла, — чтобы с легкой руки выцарапать у него что-нибудь детишкам на молочишко.

    — Ну хорошо, почему ты думаешь, что Тимур подарит тебе что-нибудь?

    — Во-первых, как я слышал, он не особенно глубокомыслен. Похвали его немного и оседлай, как осла, — он все равно не поймет. Во-вторых, почему бы ему и не дать — он же раздает не отцовское достояние, а на родное!

    Тимур очень разгневался, но сдержался и спросил:

    — Хорошо, какой же ты ждешь от Тимура подарок за эти огурцы?

    — Не знаю, если повезет, то выманю у него монет пятьдесят—сто.

    — Нет, приятель, у тебя слишком большой аппетит. Не верится, что он тебе даст столько.

    — Ну его к черту, пусть не дает. Я согласен и на тридцать—сорок.

    — Нет, и это много. Ладно, пусть будет двадцать—двадцать пять. С паршивой овцы хоть шерсти клок.

    — А если он ничего не даст? — разозлился Тимур

    — Тогда я отрежу хвост у моего осла и положу его на могилу предков Тимура.

    Тимур, не сказав ни слова, тронулся в путь, и Молла двинулся дальше.

    Тимур кратчайшей дорогой вернулся в город. Вскоре пришел и Молла.

    Тимур прикрыл лицо и позвал Моллу. Он сперва посмотрел на огурцы, а потом спросил:

    — Ну ладно, что ты за них от меня хочешь?

    — Что я могу просить у тебя, государь, дай тебе бог здоровья? Ничего. Дал бы мне монет пятьдесят—сто.
    — Нет, это слишком высокая цена.

    — Если это очень дорого, то пусть будет тридцать - сорок.

    — Нет, — ответил Тимур, — это тоже очень много.

    Молла по голосу узнал, что Тимур — тот человек, которого он встретил на дороге и понял, что беды ему не миновать. Однако, нисколько не смутившись, сказал:

    — Ладно, я согласен и на двадцать—двадцать пять!
    Тимур поднял покрывало и спросил:

    — А если не дам ничего?

    — Государь, я уже сказал, что я — Молла Насреддин, и от своих слов не отрекаюсь. Если не дашь двадцать — двадцать пять... мой черный осел стоит во дворе и хвост его при нем.

    МОЛЛА НАСРЕДДИН...


    Похожие новости



Полезные советы
Здоровье и Красота


Мужской и Женский мир
Отношения
Рецепты
Загрузка...
Новые статьи
Фото новости
Топ новости

Нажмите ««Нравится»», чтобы читать нас на   Facebook
Bağla
Нажмите ««Нравится»», чтобы читать нас на   Facebook