Great.az

    Расул Рза


    РАСУЛ РЗА (наст. имя и фам. Расул Ибрагим оглы Рзаев) (1910-81), азербайджанский поэт, народный поэт Азербайджана (1960), Герой Социалистического Труда (1980). Поэмы "Ленин" (1950), "Лейли и Меджнун" (1973); сборники стихов и поэм "Долгое эхо" (1970), "Против ветра" (1978); пьесы; переводы. Государственная премия СССР (1951).

    Расул Рза


    Расул Рза родился 19 мая 1910 году в городе Геокчай Азербайджана, умер 1 апреля 1981 году в городе Баку. Из рода Мамедханлы. (прозаик Анвер Мамедханлы был родственником Расула Рзы. Прим. Dervish). Род связан с именем помещика и владельца нескольких сел и имений Мамадяр оглы Мамедом. Из племени Баят, из тейпа Шахсеван.

    Расул Ибрагим оглы Рза родился в 1910 году в городе Геокчае. Среднее образование получил в районной школе. Окончил Институт кинематографии в Москве. Писал с 1930 года. Первые стихотворения поэта печатались в газетах и журналах ("Гяндж Ишчи", "Худжум", "Революция и культура" и др.) Стихи Расул Рза выпущены отдельными изданиями: "Чапей" (1932), "Письмо пионера" (1934), "Крылья" (1935); сборник стихов вышел в переводе на русский язык в издании Гослитиздата. Расул Рза в 1938 году награжден орденом "Знак Почета", Депутат Верховного Совета Азербайджанской ССР Член ВЛКСМ.

    Творчество Расула Рзы - особый островок в необозримом море поэзии; оно-своего рода преодоление традиционных, установившихся форм. Созданный поэтом стих открыл новые возможности в поэтическом постижении философских глубин человеческого бытия, позволил концентрированнее отображать все краски и всю сложность мира. И это-одна из предпосылок повышенного внимания к книгам поэта, к его поэзии вообще.Мы привыкаем уже к мысли, что Р.Рза-поэт-новатор, стихи которого разрушили традиционную восточную поэтику, и споры о преимуществах и недостатках "свободного стиха", его "несовместимость" с излюбленным хеджем, арузом, гошма и т.п. с легкой руки отдельных теоретиков мы воспринимаем как нечто принципиальное, хотя, в сущности, они должны напоминать нам схоластические дискуссии, которые опровергаются практикой самой литературы. Расул Рза был далеко идущим новатором, он ввел в азербайджанский стих небывалые формы. И при этом выдержал испытание временем, испытание и "на прочность", став реальным фактом национальной литературы. А бесплодное теоретизирование вокруг "проблемы верлибра", который якобы "насаждал" у нас Р.Рза, может лишь завести в тупик, ибо нельзя отрывать форму от содержания.

    Сам поэт так иронизировал в связи с обычным пониманием рифмы:

    Кровь и любовь.
    Красота и уста.
    Читатель, ты не устал?
    У человека пара ушей.
    Это, конечно, так.
    Но из этого разве следует,
    что в стихе все подряд мы должны рифмовать.


    Значимость стиха во все времена измерялась мыслью, заложенной в его основе, и образностью, которая делает эту мысль достоянием поэзии, а своеобразие ритмического строя должно вместить рождающийся в воображении поэта сплав мысли и образа. Если брать шире, то, очевидно, в "молекуле" стиха мысль, образ, размер, ритм должны взаимодействовать и функционировать как единое, неделимое целое, причем ни один из указанных компонентов не должен "узурпировать" свои права, монопольно претендовать на главенствующее положение. И меньше всего это дано "размеру". Именно с этой точки зрения нужно и подходить к творчеству Расула Рзы. Исследуя проблемы традиций и новаторства, идейно-эстетических исканий, свойственных современной поэзии вообще и творчеству поэта в частности, следует отказаться от узкого, прямолинейно-механического истолкования поэтического новаторства, не ограничивать его лишь областью формы, а стремиться представить в той взаимосвязи с историческими и социальными задачами, которые выдвигались новой эпохой и литературой, ее отображающей.

    В этом смысле новаторский характер поэзии Расула Рзы неотделим от того нового, что несла с собой вообще азербайджанская поэзия начала XX века, творчество ее лучших представителей - С.Вургуна, М.Мушфика, С.Рустама и др., обогативших ее образно-стилевую и идейно-философскую сущность.Нельзя не учитывать также, что новизна формы расуловского стиха предопределялась новизной мысли и образа, как бы выламывающихся из стеснявших их "прокрустовых" размеров и форм. И старая форма, не выдержав напора новых понятий, представлений, идей, трещала по швам; мысль, обретя раскованную легкость и свободу от канонов традиционных размеров, сверкала новыми гранями, приближаясь к цели и становясь доступнее. Наиболее убедительно об этом свидетельствуют сами стихи поэта.Например, цикл под названием "Краски"- своеобразная дань импрессионизму, выраженному средствами стиха. И.Сельвинский назвал его "движением от живописи к философии", ибо поэт стремится найти в самой жизни объяснение смысла всей палитре существующих цветов, дает свою необычную, нетрадиционную интерпретацию понятиям из смежной области-живописи, отражающей в себе все краски, существующие в действительности.

    Краски как бы оживают, воплощаясь в символ.
    Так, черная краска
    Подлый враг.
    Подсознательный страх.
    Ползающие, не по болезни, а по боязни.
    Рассвет в день казни.
    Ложь.
    Нечистые мысли.
    Кроме того, в мире найдешь
    Много черного в другом смысле.
    Черное, но без привкуса крови.
    Черные очи, черные брови.


    Самед Вургун отходил от старых форм не так круто: он писал традиционными размерами "хеджа", но писал по-новому. Он насаждал жанр сюжетной поэмы на современном материале, и это, казалось, восходило к Пушкину. Однако азербайджанская поэтическая традиция знавала сюжетные поэмы (даже своего рода романы в стихах) Низами и Физули.Расул Рза был "спорным" поэтом, потому что он не трансформировал, а взорвал старые формы. Но это не было произволом одного человека. Новизна тем, сюжетов, образов и идей была предпосылкой и стимулом истинного новаторства Р.Рзы, которое имеет свои истоки и генетику, окружение и фон.Биографические факты и события из жизни поэта, его рассуждения о поэзии, "о времени и о себе", о собратьях по перу, также свидетельствуют о факторах, звавших поэта к неслыханно новому. Этому способствовали те творческие связи, которые существовали между Расулом Рзой и многими поэтами и писателями его времени: Назымом Хикметом, Самедом Вургуном, Ильей Сельвинским, Микаилом Мушфиком и другими.Строки Маяковского оставили заметный след в творчестве Р.Рзы. То общее, что связывает Р.Рзу с творчеством Маяковского, проявляется не столько в "ступенчатости" стиха, его чеканной выразительности и внутренней экспрессии, в основе которых-"цепная реакция" ассоциаций, неожиданных "поворотов" слова и мысли, звуковые контрасты и диссонансы, а в том, что входит в понятие "духа поэзии", ее новой идейно-эстетической и новаторской сущности. И здесь многое дает выявление параллелей.

    Представляет, например, интерес сопоставление произведений Ленинианы, созданной этими двумя поэтами, ибо сущность новой поэзии, во главе которой высится гигантская фигура Маяковского, подразумевает единство целей и идейную близость.Влияние Маяковского на поэзию разных народов (Л.Арагон, Н.Хикмет, Незвал, П.Неруда и др.)-это прежде всего воздействие революционной по духу, взрывной по силе и масштабной по популярности в массах поэзии нового типа, сформировавшей на современном этапе и "отечественный отряд" поэзии (Е.Евтушенко, Р.Рождественский, Э.Межелайтис, Р.Рза и др.).Читая книги Расула Рзы в той последовательности, в какой они и были хронологически созданы, нетрудно увидеть, как формировался его талант, как происходило становление поэта новой формации, высвобождающего свой стих от ограничений старой поэтики. Видишь, как шел он к широким поэтическим обобщениям, к общечеловеческим мотивам и темам, которые с каждым этапным моментом его эволюции все больше начинали составлять суть его гражданской позиции.

    Правы те критики, которые, отвергая суждения о якобы стремлении поэта к "западному верлибру", пытаются показать связь его творчества с народной поэзией, наличие в нем почти всех форм традиционных поэтических конструкций и ашугской лирики. Связь Расула Рзы с народным творчеством и в самом деле составляет тот фундамент, ту стартовую площадку, с какой и были возможны и взлет к "поднебесьям", "высям и далям" поэзии, и освоение нового жизненного материала, в котором космические мотивы и ощущения лирического героя обретают право на нерасторжимое существование в структуре стиха.О закономерности этой тенденции в мировой поэзии, в лучших своих проявлениях прорывающей национальную оболочку формы для сближения с "поэтическими мирами" других народов и благодаря этому находящей короткие пути к широкой миллионной аудитории, может свидетельствовать и следующее признание Луи Арагона: "Поэт Маяковский научил меня обращаться к миллионам людей, которые хотят переделать мир".Новации в области формы лишь тогда оправданы, когда они сопровождают философско-идейные искания. Эту закономерность подтверждает опыт мировой поэзии, ее лучших представителей, включая и тех, которые были названы выше, и тех азербайджанских поэтов, о которых речь пойдет дальше. В этом смысле каждый поэт, оставивший заметный след в литературе своего народа-новатор.

    В этом-смысл и новаторского поиска Расула Рзы. Эволюция стиха, когда традиция не отбрасывается вовсе, а преодолевается, обогащается и выливается в новое качество, стремясь к насыщению не только за счет своих, национальных "фондов", но обогащаясь от соприкосновения с "внешней атмосферой", опытом мировой поэзии, в наш век интенсивного развития коммуникативных средств приводит к установлению общечеловеческого единства. Именно в этом поэзия Расулы Рзы, да и других видных азербайджанских поэтов, имеет общие корни с творчеством Маяковского, Хикмета, Арагона и других мэтров мировой поэзии.

    От первых гражданских, политических стихов-манифестов 30-х годов, несущих в себе откровенный вызов старой стихотворной традиции, до философских обобщений на современном этапе ("Я-Земля, цикл "Части лица", "Краски" и др.), демонстрирующих предельную простоту формы и обнаженную глубину и широту мысли, прошел Расул Рза, чье творчество составило яркую главу азербайджанской поэзии.


    Расул Рза. Скажи глазам твоим

    Скажи глазам твоим,
    пусть в сон мой не приходят
    ни яркими
    ни темными от слез.
    Скажи губам твоим,
    пусть сердце не тревожат
    ни нежностью,
    ни ропотом угроз.
    Упали годы мне на плечи
    слой за слоем,
    не скинуть
    эту ношу бытия.
    Пусть!
    Приходи.
    Останемся с тобою
    на вечный миг,
    в котором ты и я.
    Рука к руке,
    душа к душе,
    В молчанье,
    с безмолвным словом,
    спрятанным в груди.
    Кто знает –
    может, это лишь начало
    всего того, что будет впереди



    Похожие новости



Полезные советы
Здоровье и Красота


Мужской и Женский мир
Отношения
Рецепты
Загрузка...
Новые статьи
Фото новости
Топ новости

Нажмите ««Нравится»», чтобы читать нас на   Facebook
Bağla
Нажмите ««Нравится»», чтобы читать нас на   Facebook