Great.az
» » Абдулгадир Мараги/Abdulgedir Maragi
» » Абдулгадир Мараги/Abdulgedir Maragi

    Абдулгадир Мараги/Abdulgedir Maragi


    Абдулгадир Мараги/Abdulgedir Maragi


    Абдулгадир ибн Гейби аль-Хафиз аль-Мараги занимал почетное место на музыкальных собраниях средневекового Востока. Родился он в городе Мараге, однако точная дата его рождения не установлена и приблизительно отнесена к середине XIV века. Начальное образование и первые уроки жизни Абдулгадир получил в родном городе. Именно здесь мечты и деяния, слившись воедино, подняли его на крыльях вдохновения к вершинам музыкального творчества.
    Отец Абдулгадира, Гейби был известным музыковедом своего времени. Пользуясь репутацией рассудительного, умного и дальновидного человека, Гейби уделял большое внимание музыкальному образованию сына и сыграл исключительную роль в общем развитии его как личности. Большой интерес представляют сведения об этом в труде Мараги «Мугасид аль-Алхан». Автор писал: «Отец мой Гейби был умелым, начитанным, тонким знатоком в различных отраслях науки, и особенно в музыковедении. Он вложил много труда в мое воспитание». Мараги дает высокую оценку труду своего отца: «Да пребудет он в раю, да наполнится светом его могила». В другом месте своего труда он особо подчеркивает: «Музыкальным знаниям меня обучил отец, и его целью было, чтобы я мог читать Коран нараспев». Абдулгадир выучил текст Корана наизусть и декламировал его нараспев с высоким мастерством. Однако дальнейшую свою судьбу он связал с музыкой и музыковедением.
    Весьма красноречивым можно назвать сюжет одного из стихотворений Мараги, написанного на фарси. К серьезно заболевшему автору приходят врачи, но все их усилия тщетны. Видя их смущение и огорчение, пациент говорит: «Если вы не можете меня вылечить, то слушайте меня», - после чего берет уд, прижимает его к груди и начинает петь: «О врачеватели, если Абдулгадир в этом уде найдет исцеление, то не удивляйтесь. Ибо свое исцеление он ищет в музыке».
    Нет сомнения, что этот талант достался Мараги в наследство от отца и деда; от него музыкальный талант перешел к его детям и внукам. Написанное младшим сыном Абдулгадира Абдулазизом музыкальное сочинение «Нига ве туладвар» хранится в библиотеке «Нури Османия». В этой же библиотеке хранится сочинение внука А.Мараги Мухаммеда, озаглавленное «Магасуд ул-адвар». Однако в сопо¬ставлении с музыкальным наследием А.Мараги эти труды выглядят довольно бледно.
    Мараги многому научился у своих учителей, и сам внес большой вклад в сокровищницу музыкальной культуры Востока. Интересно высказывание об этом бессмертного азербайджанского композитора Узеира Гаджибекова: «Главенствующее место в теоретическом и практическом развитии музыки народов Ближнего Востока занимают два всемирно известных азербайджанских ученых, теоретиков музыковедения - Сафиаддин Урмави (XIII в.) и Абдулгадир Мараги (XIV в.)».
    Поэт, ученый, художник, каллиграф, искусный исполнитель и музыковед своего времени, Мараги получил почетное звание «хадже». Благодаря своим выдающимся заслугам он, подобно именитым ученым Востока, как Фараби и ибн Сина, именовался «устади-салис».
    В обретении им такой славы важнейшую роль сыграла та духовная среда, которая существовала в тот период в Марате. Этот город являлся одним из главных центров науки и искусства не только Азербайджана, но и всего Ближнего Востока.
    В последующие годы Абдулгадир Мараги жил и творил в Багдаде. Английский музыковед Генри Дж. Фармер отмечал, что эмир Тимур, захватив в 1393 г.
    Багдад, отправил Мараги и других видных деятелей искусства в свою столицу Самарканд. Согласно некоторым свидетельствам, Мараги завоевал большое уважение и при дворе Тимура. В 1399 году Абдулгадир пребывал при дворе сына Тимура Мираншаха в Тебризе. Последние годы своей жизни А.Мараги провел в городе Герате, где в 1436 г. умер от чумы и был похоронен.
    Видный исследователь творчества Абдулгадира Мараги, композитор и музыковед А.Бадалбейли писал: «Обладатель редкого дарования, всесторонних знаний, глубокого мышления, Абдулгадир Мараги являлся ученым, музыковедом, знатоком широкого спектра отраслей музыки. Он глубоко знал философско-эстетическую сущность музыки, был близко знаком с ее историческими и теоретическими особенностями и считал необходимым условием органическое единство между ними. Мараги прежде всего видел в музыкальном звучании задушевное исполнение человеком самых сокровенных чувств; он хотел в музыкальном звучании познать вечностную сущность человека, несущего в себе великое предназначение».
    Абдулгадиру Мараги принадлежит ряд ценных трудов по обучению музыке. Его бессмертные сочинения являются неисчерпаемой сокровищницей для исследователей восточной, и в первую очередь азербайджанской музыки. На сегодняшний день известны труды Мараги «Джаме аль-алхан», «Магасид аль-алхан», «Кенз уль-алхан», в кото¬рых содержатся обстоятельные сведения по теоретическим и практическим вопросам музыковедения.
    Знаток творчества А.Мараги Генри Дж.Фар-мер считал «Джаме аль-алхан» лучшим его со¬чинением. В этом трактате содержатся ценные сведения о музыкальной науке, теснифах, музыкальных инструментах, о правилах инструментального и вокального исполнения, а также о ряде отраслей музыки. Фармер указывает, что два экземпляра этого сочинения, написанные каллиграфическим почерком самого Мараги, хранятся в
    «Нури Османия» и в Оксфордской библиотеке Бод-лена. Из надписей на экземплярах явствует, что этот труд был написан в 1405 г., а в 1413 г. доработан.
    Следующий труд Мараги под названием «Кенз уль-алхан» посвящен исследованию народных мелодий. К сожалению, привести более подробные сведения об этой книге не представляется возможным. Можно сказать лишь, что Мараги в своем другом труде «Магасид аль-алхан», приводя названия народных ритмических мелодий и песен, отсылает за более подробными сведениями по теме к вышеуказанной работе.
    Одним из известных музыковедческих трактатов Мараги является сочинение «Магасид аль-алхан». Несколько экземпляров этого второго по значимости труда автора хранятся в библиотеках Бодлена, «Рауф Ектабейин» в Стамбуле и в библиотеке Лейденского университета. Однако более близок к оригиналу экземпляр, хранящийся в библиотеке г. Мешхед (Иран). В этом экземпляре текст написан самим автором, чтение его не представляет никакого труда. В книге указано, что она написана в 1418 г. В ней содержатся примечания, комментарии и названия исполняемых автором теснифов.
    Иранский ученый доктор Файйаз еще в 1924 году в своей статье, опубликованной в журнале «Арма-ган», отмечает, что мешхедский вариант указанного сочинения Мараги является наиболее ранним: «Книга хадже Абдулгадира Мараги «Магасид аль-алхан» написана изящным почерком самого автора. Она не сравнима ни с чем». В распространении этого сочинения Мараги по всему миру необходимо отметить заслугу Таги Бенеша, который издал трактат в виде книги, написав к ней обстоятельное и ценное по содержанию предисло¬вие. Труд Таги Бенеша можно расценить как достойную дань памяти А.Мараги. Именно на этом издании основаны содержащиеся в настоящей статье суждения.
    «Магасид аль-алхан» состоит из 88 страниц размером 25x17 см каждая. На каждой странице 15 или 16 строк. Все оглавления, названия музыкальных инструментов и исправления для лучшего выделения в тексте даны красным цветом. Книга состоит из предисловия, 12 частей и нескольких глав. В предисловии излагаются причины и цель написания книги и вкратце - содержание. Автор отмечает: «Книга написана мною с учетом высказываний древних авторов. Я старался писать книгу с большими сокращениями. Целью моей книги было дать читателям полную информацию и освободить их от необходимости обращаться к различным книгам». Эти строки, без сомнения, характеризуют автора как человека весьма скромного. На самом деле трактат Мараги представляет собой оригинальный и ценный труд по теории музыки. В книге содержатся очень важные мысли по вопросам зарождения звуков и подчинения их тем или иным факторам, об интервалах, делениях струн на нужные соотношения и правилах их настраивания, даны разъяснения к песням. В книге научно истолкованы основные такты, правила их выстраивания и проведения пальцами по струнам, периодичность звука и его отделения. Далее обстоятельно повествуется о законах композиции теснифов, об их названиях, о тсиле воздействия музыки на человека. Одной из самых интересных частей книги является место, где даны правила игры на инструментах и исполнения песен, сведения об известных исполнителях на инструментах и певцах того времени, о музыкальных инструментах.
    В конце, как и в других сочинениях Абдулгадира Мараги, содержатся его стихи на фарси и азербайджанском, причем последние более проникновенны.
    Мараги, как и Урмави, был пионером в использовании звуковых знаков, выстраивании табулятуры. По мнению Фармера, Мараги, великий ученый-музыковед, сумел сохранить свою ориги¬нальность и обогатил историю музыки ценными научными соображениями.
    Историк Хандемир называет хадже Абдулгадира Давидом науки о музыке и несравненным музыковедом своего времени. Султан Ахмед Джелаири писал о нем: «Я беспомощен в восхвалении философа своего времени Абдулгадира. Философ и ученый -только одна из тысячи сторон этой личности».
    Когда мы вспоминаем Абдулгадира Мараги, перед нами предстает образ великого мыслителя, оставившего бессмертные мысли по теории и практике музыкального исполнения, ученого, замечательного композитора, сочинившего несравненные тексты к музыке и музыку к стихам, самобытного исполнителя своих музыкальных произведений, художника и каллиграфа. Великие Азербайджанцы, Азербайджанцы, Азербайджан.



    Похожие новости



Полезные советы
Здоровье и Красота


Отношения
Мужской и Женский мир
Рецепты
Загрузка...
Фото новости

Нажмите ««Нравится»», чтобы читать нас на   Facebook
Bağla
Нажмите ««Нравится»», чтобы читать нас на   Facebook