Great.az

    ФИЗУЛИ/Fizuli


    Физули - один из самых выдающихся поэтов и мыслителей азербайджанского народа. Свои поэтические и философские произведения Физули писал на азербайджанском, фарсидском и арабском языках, благодаря чему его творчество было и остается популярным у большинства народов Ближнего и Среднего Востока. В духовной жизни азербайджанского народа его газели и поэма "Лейли и Меджнун" занимают особое место. Глубокие и утонченные по философскому содержанию и строго выдержанные по поэтической ритмике газели Физули составляют основу репертуара любимых народом ханенде - певцов классических азербайджанских мугамов - уже много веков, и вряд ли уже здесь у них может появиться конкурент. Такие газели, как: "Кто любит душу ради дорогой, тот мне поверьте, дорогую любит", "Любовной страстью больше я, чем некогда Меджнун, богат", "Как тонкий тростник, я стенаю всегда и страстный мой жалобен крик..." и многие другие азербайджанцы успевают полюбить задолго до поступления в школу.
    Мухаммед ибн Сулейман Физули происходил из известного азербайджанского-тюркского рода Баят и родился ориентировочно в 1493 году. Дата смерти поэта определяется более точно, так как известно, что он умер во время эпидемии чумы в Багдаде в 1155/56 годах. Во многих тазкире Физули упоминается под прозвищем Багдади. Однако родился Физули не в самом Багдаде, а в расположенном недалеко от него городе Кербеле - месте паломничества мусульман шиитского толка к гробнице сына почитаемого ими имама Хусейна ибн Али.
    После завоевания Ирака в XI веке сельджуками, а затем монголами и тимуридами, в Багдаде и в его окрестностях резко возрастает количество тюрков. Позднее этот процесс продолжается. Сначала, в 1508 году, шах Исмаил, торжественно войдя в Багдад, присоединяет Ирак к Азербайджану, а затем, в 1534 году, он надолго переходит в подчинение Османской империи. По некоторым сведениям Сулейман - отец Мухаммеда - переселился в Ирак из области Араш в Азербайджане. Впоследствии Фазли, сын Физули, возвращается в Араш, где живет у своих ближайших родственников. Здесь он приобретает известность своей ученостью. По тому, какое образование получил Физули, можно предположить, что отец его жил в достатке, а по тому, что он жил в центрах мусульманского паломничества - Хилле и Кербеле, можно сделать вывод о его причастности к богослужению. Действительно существуют предания, что отец Физули был муфтием в городе Хилле.
    Начальное образование Физули получает в Кербеле, затем продолжает учебу, по всей вероятности, в одном из медресе Багдада. В предисловии своего "Дивана", поэт так описывает дни своей школьной учебы: "Горизонтом блистания новорожденной звезды моего счастья была школа, где на ее просторах красавицы со стройными станами, как кедр, сообщали душе радостное райское известие... Время от времени увлечение поэзией брало верх над другими нашими занятиями и тогда красавицы с лицами, подобными лику Лейли, группами собирались вокруг меня, чтобы, подобно Меджнуну, внять моим стихам. Мое призвание стать поэтом осуществилось и я стал поэтом. Весь мир наполнился звуками моей поэзии и я взошел на вершину славы".
    Как видно еще в школе Физули понимает, что ему суждено стать поэтом - певцом любви. Любовная лирика Физули становится венцом его творчества. В ней его больше всего увлекают необычные поэтические образы, в сочетании с тонкими лирическими переживаниями. Его газели резко отличаются от заумных газелей его современников:

    ФИЗУЛИ/Fizuli


    Говоришь - любви не знает утро?
    Но любви есть множество улик!
    Что ж снимает шапку ночи утро,
    ворот рвет, как делать я привык?
    Грудь себе всечасно раздирая
    от любви к красавице-луне,
    Не лучами солнца брызжет утро
    - ранами сверкает каждый миг.
    Солнца меч за дело ранит утро,
    ибо что ж, негодное, творит?
    Мотылька всегда сжигает утро,
    от него фитиль свечи поник.
    Вечером теперь мне утро стало,
    вечер - утром! Мне моя свеча
    Вечером светила, а под утро
    удалилась, слез открыв родник.
    В злую ночь разлуки с милой горе
    унесло бы душу, Физули,
    Если бы не ласковое утро,
    не его участливый язык!

    Однако Физули прекрасно понимает, что голая любовная лирика, не подкрепленная глубокими научными и философскими обобщениями, недолговечна и поэтому много над собой работает. Багдад в то время был крупным центром науки и культуры. Там было много школ и университетов, частных и общественных библиотек. Ученые съезжаются сюда со всего Востока, как для работы в университетах, так и для участия во всевозможных научных диспутах и дискуссиях. Наравне с арабами здесь можно было встретить знаменитых ученых и поэтов персов, тюрков, индусов и даже китайцев. Условия для повышения уровня знаний здесь были отличные. В предисловии к персидскому "Дивану" поэт по этому поводу пишет: "Украшательница моей логики не сочла приемлемым, чтобы красота моей поэзии сверкала на груди эпохи украшений просвещенности. Ювелир моего высокого дарования не согласился с тем, чтобы нить моих стихов могла стать ожерельем всего света без жемчужины науки. Ибо поэзия без науки подобна стене без основания, а стена, не имеющая основы, не надежна. Считая порочным явлением отсутствие украшения учености в моей поэзии, презирая поэзию без учености, как тело без души, некоторое время я потратил наличность своей жизни на изучение теоретических и прикладных наук. Я, потратив свою жизнь, стремился изучить логику и геометрию. Постепенно у людей искусства я отчеканил лаалы для того, чтобы моя поэзия стала еще прекрасней".
    Годы учебы не прошли зря и Физули впоследствии прославился как самый "ученый, всесторонне развитый мастер поэзии своей эпохи" и получил среди современников, также как гениальный Джалал ад-Дин Руми, прозвище "Мовлана" (Наш господин). Физули, безусловно, был одним из самых высокообразованных и эрудированных людей своего времени. Судя по его произведениям, он кроме языков изучил богословие, философию, поэтику, математику, медицину, историю, астрономию и астрологию, а также теорию музыки. Физули был хорошо знаком с литературой всего мусульманского мира. Сам поэт в предисловии к тому же "Дивану", с гордостью говорит, что он осведомлен о всех науках и языках. В его произведениях встречаются имена Абу Новаса, Хассана, Хагани, Низами, Алишера Навои, Джалили, Сельмана Саведжи, Кямала Ходженди, Джелили, Ахмеди, Шейхи и других поэтов.
    Хотя произведения Физули пользовались большой популярностью на всем Востоке, большую часть жизни он прожил в лишениях. В первую очередь это связано с тем, что поэт старался держаться подальше от двора, считая что "он не может нести бремя признательности к шахам". Исследователи его творчества считают, что в молодости он занимался преподавательской деятельностью в школе и некоторое время служил при гробнице имама Али в Неджефе. За это он должен был получать небольшое жалование, но из-за царящего в государственной канцелярии взяточничества и воровства деньги до него так и не доходят. По этому поводу Физули пишет выдающуюся для того времени сатиру "Шикайат намэ" (Книга жалоб). За пределы Ирака Физули не выезжал. Это тоже может быть связано с его тяжелым материальным положением, хотя сам он это отрицает: "Я произошел и родился в Арабском Ираке, и когда станет известным, что я всю жизнь не путешествовал по другим странам, то пусть не сочтут это обстоятельство за признак упадка кредитоспособности". Творческую биографию Физули, обычно, разбивают на два периода - сефевидский и османский. До 1534 года, когда Багдад перешел в руки Османской Турции, поэт создает на азербайджанском, персидском и арабском языках свои лучшие газели, касыды, жизнеописания имамов, аллегорические поэмы и новеллы "Банг ва бада" (Гашиш и вино), посвященную шаху Исмаилу и "Сехбет-ул-эсмар" (Беседа деревьев). В тот же период он приступает к созданию прозаической религиозной повести, озаглавленной "Хадикет-ус-суада" (Сад счастливцев). В дальнейшем он посвящает ее турецкому султану Сулейману (1520-1566 гг.). В 1537 году поэт завершает свою знаменитую поэму "Лейли и Меджнун" и, по прежнему, продолжает создавать газели и касыды на трех языках. В зрелом возрасте он больше работает над произведениями философского содержания. Это такие произведения как "Хафт джам" (Семь чаш), "Анио ул калб" (Привязанность сердца), "Сиххат ва мараз" (Здоровье и болезнь), "Ринд-у-Захид" (Босяк и аскет), а также философский трактат на арабском языке "Матла-ул-этикад" (Восхождение убеждений),
    В то же время он составляет свой персидский диван, касыды и диван, написанный на азербайджанском языке. Физули пишет в стихах азербайджанско-персидский словарь. Наряду с другими произведениями Физули создает на азербайджанском и персидском языках поэтические шарады "Муамма" (Трактат о шарадах), переводит на азербайджанский язык "Сорок хадисов" Абдурахмана Джами.
    Трактат "Восхождение убеждений" занимает особое место в творчестве Физули. Это своего рода энциклопедия, справочник по истории философии Древней Греции и средневекового Востока. Знаменательно, что выдающийся поэт первым из многочисленных азербайджанских ученых-философов пишет книгу по истории философии. Физули пишет ее либо как учебник для своих учеников и последователей, либо с целью пропаганды философских знаний вообще. Как бы то не было, для современных исследователей творчества поэта трактат позволяет выявить истоки глубоко-философского мышления Физули. Становится понятным объем его знаний философских и теологических учений, распространенных на мусульманском Востоке и философских учений Древней Греции (Фалес Милетский, Гераклит, Пифагор, Платон, Аристотель и другие).
    На мировоззрение и творчество Физули большое влияние оказала идеология суфизма. Кепрюлзаде еще в 20-х годах нашего столетия писал: "Так как чувственная склонность и интеллектуальное воспитание с философско-суфийской сущностью весьма гармонично слились друг с другом, восприятие этой абсолютной любви (которую большинство суфийских поэтов насильно втиснуло в сухие безжизненные формулы) в трактовке Физули, избавившись от догматической концепции, приобрело живую и возвышенную форму". Физули считают основоположником азербайджанской художественной прозы. В прозе написан его большой научный трактат "Метлеул-этикад", предисловия к "Диванам", произведения "Ринд-у-Захид", "Сиххат ва мараз", "Шикайатнамэ" и другие. Его авторский перевод произведения "Хидикет-ус-суада" персидского писателя Гусейна Кашифи считается первым прозаическим переводом на азербайджанский язык.
    Несмотря на то, что Физули пробовал свои силы почти во всех поэтических жанрах, известных в его время, популярность в азербайджанской литературе он завоевал, как величайший лирик. Как пишет известный литературовед Рустам Алиев: "Основная тема лирики Физули - это описание страданий возлюбленного, его мучений во время разлуки, его дум и мечтаний, капризов и жестокости возлюбленной, ее милосердия и отзывчивости и т. д.... Поэтические образы Физули оригинальны и обладают исключительной силой эмоционального воздействия. Эти образы, которыми насыщены его газели, поражают читателя своей глубиной, яркостью и неожиданностью, врезаются в память, оставляя зрительное впечатление:

    ФИЗУЛИ/Fizuli


    Людей жестоко огорчил печальный вздох мой, горький стон,
    Меня же огорчило то, что мною кто-то огорчен.
    И в плоти немощной моей недуг любви сильней растет,
    Меня не может излечить тот, кто недугов всех лишен.
    Мои глаза льют каждый миг кровь сердца моего - затем,
    Что мыслью постоянно я к ее рубинам устремлен.
    Я вздохов заступом давно подрылся под небесный свод,
    И он камнями бьет меня - но я ничуть не удивлен.
    Когда, глотая сердца кровь я все терплю - в том нет стыда;
    Зато за бесполезный стон жестоко всеми осужден.
    Меня хотела поразить ты стрелами своих ресниц,
    Но я кольчугой горьких слез укрыл себя со всех сторон.
    Я, Физули, хочу бежать общенья с миром и людьми -
    Лишь потому, что образ твой в душе навеки утвержден

    Ряд газелей Физули написан в виде "ответов" на газели таких классиков Востока, как Хафиз, Саади, Низами, Насими, Навои и других. Творчество великого азербайджанского поэта Мухаммеда Физули было высшим достижением гуманистической мысли первой половины XVI века и сыграло выдающуюся роль в развитии тюркских литератур. В учебнике Московского Университета по литературе Востока средних веков итоги творчества Физули оцениваются так: "Синтезировав художественный опыт своих великих предшественников на Переднем и Среднем Востоке и творчески переработав его, Физули во многом определил дальнейшее развитие поэтической культуры в Азербайджане, Турции и Средней Азии. Лирик и эпик, блестящий мастер во всех современных ему литературных жанрах, писавший на трех языках, Физули олицетворял собой подлинного титана Возрождения".
    Иракский писатель, знаменитый арабский ученый, академик Лондонской, Тегеранской и Каирской академии Хусаин Али Махфуз пишет: "Если говорить о поэзии Востока, то три имени священны для меня: иранский поэт Саади, арабский поэт Мутанабби и азербайджанский поэт Мухаммед Физули... У нас на родине Физули наделяют тремя эпитетами: лучший поэт Востока, величайший мастер и глава поэтов... Четыре столетия живут творения великого поэта. Время не стирает их приметы: нетленны творения гения. Я был в Кербеле, где похоронен Физули. Более миллиона человек ежегодно посещает мавзолей поэта. Я видел, как толпы людей стекаются сюда, чтобы поклониться творцу бессмертных строк".
    "В Иране трудно найти человека, - пишет иранский литературовед М. X. Фаридани, - который не знал бы стихов Физули. Его гениальное творение составляет духовное богатство нашего иранского народа". Великие Азербайджанцы, Азербайджанцы, Азербайджан


    Похожие новости



Полезные советы
Здоровье и Красота


Мужской и Женский мир
Отношения
Рецепты
Загрузка...
Новые статьи
Фото новости
Топ новости

Нажмите ««Нравится»», чтобы читать нас на   Facebook
Bağla
Нажмите ««Нравится»», чтобы читать нас на   Facebook