Great.az
» » Али Мардан бек Топчубашев/Topchubashev
» » Али Мардан бек Топчубашев/Topchubashev

    Али Мардан бек Топчубашев/Topchubashev


    Али Мардан бек Топчубашев/Topchubashev



    Али Мардан бек Топчубашев (1862-1934) - одна из наиболее выдающихся личностей азербайджанской истории XX века. Став лидером национального движения начала века, он сыграл решающую роль в пробуждении и организации национального возрождения кавказских и российских мусульман. Не раз ему доводилось выступать в качестве руководителя всех нерусских народов Российской империи. Топчубашев был одним из создателей азербайджанского государства. Кроме того, как руководитель азербайджанской делегации добился в Версале международного признания этого государства.

    Топчубашев обладал глубокими знаниями и широким кругозором. В политических кругах России его признавали, с ним считались и он был в числе избранных политиков. Павел Николаевич Милюков, один из известнейших политиков России до 1917 года, в годы второй мировой войны издал свои "Воспоминания", в которых упоминает и Али Мардан бека, с которым порой расходился во взглядах. Милюков с нескрываемой симпатией рассказывает об участии Топчубашева в Центральном Комитете Партии народной свободы в качестве видного представителя российских народов, а позже и в роли главы азербайджанского правительства.

    Рост национального движения конца 1980-х годов и восстановление независимости Азербайджана пробудили вполне понятный интерес к жизни и деятельности Топчубашева. В изданных за последнее время работах, посвященных Топчубашеву, в основном затронут и исследован лишь период 1918-1920 годов - т.е. всего два года из длинного, полного борьбы жизненного пути Али Мардан бека. Сотрудник университета Висконсина (США) доктор Венсан Фурнио справедливо пишет, что "жизнь и деятельность Топчубашева, заложившего фундамент коренной перестройки национального мышления российских мусульман, вызывает массу вопросов, из которых лишь на некоторые даны ответы".

    Невозможно получить ответы на все вопросы, опираясь только на азербайджанские архивы. Несомненно, что работа в архивах Москвы, Петербурга, Стамбула и Парижа, а также введение в научный оборот сотен документов и материалов, хранящихся в личных архивах, позволят воссоздать научно-политическую панораму первых выступлений Топчубашева на рубеже веков, его упорной борьбы в период 1905-1917 годов и жизни в эмиграции в 1920-1934 годах. Эта статья посвящена тому периоду жизни А.М.Топчубашева, когда он был лидером российских тюрков и всего мусульманского населения империи.



    Говоря языком Расулзаде, Топчубашев почти 50 лет своей жизни посвятил неустанной борьбе за свой народ. С момента появления на свет 4 мая 1862 года в Тифлисе до последнего дня своей жизни 5 ноября 1934, смерть настигла его в местечке Сен-Клу (Франция), Топчубашев вел интересную и полезную жизнь. Годы учебы в Петербурге, приобщение к культуре тюркизма в Баку, Нижнем Новгороде, Петербурге и других крупных городах России, борьба за права мусульманских народов в Государственной думе пришлись на бурный период истории Российской империи. Али Мардан бека назвали в честь дедушки. В 80-е годы XIX века; когда Али Мардан бек учился в Петербурге, фамилия Топчубашевых была хорошо известна в научных и политических кругах столицы. Тогда по решению сената и с соизволения императора лучшим студентам в области юридических наук вручалась "премия Топчубашева" в размере 100 рублей. Речь идет о Мирзе Джафаре Али Мардан бек оглу Топчубашеве. Многие из известных русских востоковедов изучили турецкий и другие восточные языки именно с помощью Мирзы Джафара. Он перевел на русский язык и древний тюркский эпос "Китаби-Деде Горкуд". Он также был действительным членом Лондонского королевского азиатского общества. Получив диплом с отличием в 1884 году, Топчубашев некоторое время работал в Тифлисе, а затем в 1894 году переезжает в Баку. Несмотря на то, что Тифлис был политико-административным центром, развитие нефтяной промышленности, торговли и транспорта превращали Баку в один из центральных городов не только Закавказья, но и всей России. Развитие промышленности способствовало приливу в Баку чужеродного, христианского населения, но вместе с тем распространение идей просветительства превратило этот город в центр идеологии тюркофильства и мусульманства. Бурное развитие бакинской нефтяной промышленности в последние 30 лет XIX века наполнило, свежей кровью экономику всей Российской империи. Одновременно активизировалась и общественная, политическая, культурная жизнь города. Эта концепция находит яркое подтверждение в языке цифр: добыча нефти в 1872 году составила 26 тыс.тонн, в 1882 году - 818 тыс.тонн, в 1892 году - 4658 тыс.тонн, в 1902 году -10979 тыс.тонн. Другими словами, в начале века в Баку добывалось 671,7 тыс.тонн нефти, что составляло более половины мировой добычи нефти. Это был период, когда в США, имеющих большие показатели нефтедобычи, с завистью говорили о Баку. Конечно, неоспоримо, что отблески разгорающихся нефтяных факелов осветили судьбу нашей нации. Появление на сцене М.Нагиева, Г.З.Тагиева, Ш.Асадуллаева, М.Мухтарова и других нефтяных магнатов укрепило социально-экономическую базу национального движения.
    Али Мардан бек Топчубашев/Topchubashev

    На рубеже веков появление в Баку Али Мардан бека, Ахмед бека, Агаоглу и Али бека Гусейнзаде оказало сильнейшее влияние на дальнейшую судьбу Азербайджана, дало мощный толчок формированию тюркской нации. Благодаря им Азербайджан распрощался с исламской косностью, перейдя в исламский, а затем и в тюркский национализм. Главным идеологом этого перехода был Га-сан бек Зардаби. Он был неустанным пропагандистом формы обучения "усули джадид", первым учителем новой эры, первым театральным постановщиком, первым тюркским журналистом.

    Осознав веления нового времени, Зардаби сплотил вокруг себя группу талантливой и патриотичной молодёжи. Объединяли их идеи реформаторства, исламские ценности, тюркский язык и передовые течения западного мышления. Али Мардан бек был одним из этих молодых людей. Переехав в 1894 году в Баку, Топчубашев в том же году женился на дочери Гасан бека Пери ханым. С 24 июня 1898 года Али Мардан бек стал редактировать газету "Каспий". В 133-м номере опубликован его редакторский комментарий, во многом схожий с редакционной статьей Зардаби в первом номере, "Экинчи". Новый редактор "Каспия" обещал "отображать жизнь столицы нефтяного царства Баку, Кавказа, Средней Азии, обряды и обычаи, веру населения этого региона в полном соответствии с исторической правдой".

    С первых дней XX века А.М.Топчубашев шел в первых рядах движения за обновление Азербайджана. На страницах "Каспия" он ратовал открытие в Баку школы для девочек. При помощи и материальной поддержке Г.З.Тагиева в 1901 году эта школа была открыта. Директором ее стала теща Али Мардан бека Ханифа ханым. "Каспий" писал об этом: "Впервые, у нас, да и во всей империи, открыта школа для девочек-мусульманок". Али Мардан бек, Зардаби и Фаррух бек Везиров были тремя попечителями этой школы. Роль Топчубашева в открытии школы, организации ее работы, агитационных мероприятиях неоценима. В приветственной речи на открытии школы он сказал: "В процессе подготовки мусульманской и женских обязанностей учеба и воспитание имеют большое значение. Путь из кромешной тьмы к свету проходит через школу".



    В начале XX века Топчубашев вместе с Ахмедом Агаоглу задумывает создание тюркоязычной газеты. По их просьбе Тагиев в 1902 году обратился к русскому правительству с соответствующим прошением, однако получил отказ. Выход в свет в 1903 году в Тифлисе газеты "Шарги-рус" стал значительным общественным явлением. Эта газета, наряду с "Каспием" и "Терджуманом", стала трибуной для распространения национальных идей среди тюркского населения Российской империи. Несколько специальных выпусков "Телеграммы "Шарги-рус" были выпущены в Баку, однако газета издавалась не ежедневно.

    Пролетарии, слетевшиеся в Баку подбирать крохи нефтяных денег, способствовали большевизации общественно-социальной среды города. Иностранные собственники, получившие особые привилегии от российских властей, откровенно вмешивались в жизнь Баку, держа под контролем городскую думу. Интеллигенция, в том числе А.М.Топчубашев, А.Агаоглу, Ф.Везиров, использовала трибуну городской думы для активного вмешательства в экономическую, социально-культурную и политическую жизнь Баку. В то же время русское правительство старалось свести к минимуму число местных депутатов в мусульманских городах. Как юрист, Али Мардан бек долго боролся с этой несправедливостью, и в результате было разрешено широкое представительство мусульман в органах городского самоуправления, однако при условии, что в составе Думы их будет не более половины.

    Для России 1905 год начался 9 января. Революция, потрясшая Европу и Америку в ХУ1П-Х1Х веках, докатилась до России очень поздно - лишь в 1905 году, сотрясая устои империи. Поражение в японской войне спровоцировало взрыв всеобщего возмущения. Баку, третий по значению город России, не остался в стороне от революции, которая во многом предопределила судьбу Топчубашева. Получивший известность своей деятельностью в Азербайджане и на Кавказе, Топчубашев на революционной волне ворвался на российскую политическую авансцену. События 1905 года в Баку начались на фоне "национальной резни". Это не стало неожиданностью. После неудачных действий в Турции в 90-е годы часть дашнаков переселилась на Кавказ, в том числе и в Баку. Во всех делах на Кавказе Россия покровительствовала армянам, которые превратились в комментаторов русских законов в регионе, и это позволяло им с легкостью использовать эти законы в свою пользу. Не было тайной и то, что армянское общество в Баку вооружалось, и это немало беспокоило азербайджанцев. С первых дней 1905 года в Баку ходили слухи об "армяно-мусульманской войне". Чуть позже эти слухи стали реальностью. 6 февраля началась первая атака армян, длившаяся пять дней. В этом столкновении погибло 130 мусульман, 170 армян, 400 человек получили ранения. Армяне потерпели полное сокрушительное поражение. 10 февраля вмешательство интеллигенции и религиозных деятелей положило конец конфликту. В достижении этого перемирия Топчубашев сыграл особую роль. В связи с этим Ордубади писал:

    "...Учитывая предварительную подготовку и инициативы армян, остается сильно удивляться такому поражению. По-моему, армяне сами виноваты в этом поражении. Так, еще до войны рядом мелких пакостей они возбудили подозрительность мусульман насчет их действительных намерений. Поняв это, мусульмане позаботились о своей обороне..." Однако армяне использовали этот инцидент в свойственной им манере: оповестили весь мир, что "кровожадные дикие мусульмане" перебили в Баку 10-15 тысяч армян. Столичные "Биржевые ведомости", "Новости", "Русь" и др. газеты подобострастно разносили армянскую фальсификацию. В борьбе с этой дезинформацией газета Топчубашева "Каспий" проявила подлинную самоотверженность. В июле 1905 года газета "Каспий" писала, что после того, как "правительственный секрет о бакинских событиях" был разоблачен в Государственной думе, бывший заместитель министра внутренних дел князь Урусов получил прозвище "мародер". Главные виновники конфликтов всегда остаются в тени. Бывший помощник кавказского наместника Султан Крым-Гирей заявил, что резня на Кавказе спровоцирована правительством. Расследование "Каспия" высветило ряд нюансов. Даже некоторые армяне были вынуждены через газету "Каспий" просить прощения за допущенную дезинформацию. Несомненно, большую роль сыграли и публикации Агаоглу в "Санкт-Петербургских новостях", и особенно статья "Правда о бакинских событиях". Агаоглу писал: "Рассказывающие об этой проблеме стараются изобразить армян невинными ягнятами, а мусульман - кровожадными дикими животными. Ясно, что у армян всюду есть защитники". В августе 1905 года армянские атаки возобновились в Баку, Нахчыване, Эривани, Эчмиадзине, Джебраиле, Шуше, Гяндже, Тифлисе, Батуме, Газахе, Зангезуре, приобретя грандиозные масштабы. Ознакомление с отчетом сенатора Кузьминского о событиях 1905 года в Баку и других районах Азербайджана дает основания полагать, что конкуренты России на Ближнем и Среднем Востоке - Великобритания и Германия тайно побуждали армян к созданию кризисной ситуации на юге империи. В феврале 1906 года во дворце наместника Воронцова-Дашкова в присутствии армян азербайджанская делегация заявила, что государственные чиновники, боясь террора, защищают армян. А.М.Топчубашев заявил: "Наше положение заставляет нас поднять этот вопрос. В нашей стране создалось положение, когда государственные мужи не могут работать по совести и справедливости". Национальная резня, сопровождавшая революцию на Кавказе, не смогла оттеснить на задний план "национально-освободительный" характер этой революции. В начале 1905 года царь отступил и 18 февраля издал манифест об учреждении Государственной думы. Подготовка проекта Думы была поручена министру внутренних дел А.Г.Булыгину. А.М.Топчубашев в газете "Каспий" высоко оценил факт создания этого представительного учреждения и отметил, что в подготавливаемом проекте должны быть учтены интересы мусульман, а жизнь Кавказа должна обновиться. 9 марта городская дума сочла необходимым направить своих представителей в столицу, на специальное заседание правительства. В состав этой делегации попал и член Думы А.М.Топчубашев. Кроме того, 15 марта в доме Г.З.Тагиева собралась передовая интеллигенция Азербайджана. Было решено обратиться с заявлением к правительству с изложением нужд азербайджанских тюрков и необходимости реформ на Кавказе. Текст заявления был составлен А.М.Топчубашевым. Главный смысл заявления заключался в том, чтобы был положен конец дискриминации мусульман, тюркскому народу, наряду с другими народами, были предоставлены национальные и гражданские права и право на культурное развитие. Собрание сформировало группу доверенных лиц – А.М.Топчубашев, А.Агаоглу, А.Гусейнзаде, - которые должны были довести до сведения правительства требования интеллигенции. 2 апреля А.М.Топчубашев и другие делегаты встретились с А.Г.Булыгиным, вручили ему свои требования и получили обнадеживающие ответы. Тогда же А.М.Топчубашев получил аудиенцию, нового наместника графа Воронцова и получил 22 апреля разрешение на выпуск ежедневной газеты "Хаят" ("Жизнь") на азербайджанском языке. В качестве владельца газеты он поручил выпуск газеты ответственным редакторам А.Гусейнзаде и А.Агаоглу. Эта газета в полном смысле этого слова "вдохнула жизнь" в тюркскую общественную мысль и в национально-освободительное движение. 7 июня 1905 года вышел первый номер газеты. В связи с этим событием состоялось торжественное собрание видных граждан Баку и тюркских интеллигентов. Тюркские просветители с Кавказа, Крыма, из Казани, Итиль-Ура-ла стали частенько выступать на страницах газеты. Петербургский вояж азербайджанских просветителей во главе с А.М.Топчубашевым стал знаковым событием в формировании общетюркского единства. 8 апреля 1905 года в Санкт-Петербурге на квартире Рашида Ибрагима собравшиеся А.М.Топчубашев, А.Гусейнзаде, А.Агаоглу, Б.Ахмед, А.Максуд пришли к единому мнению о необходимости создания политической партии российских мусульман. Чуть позже появление в Петербурге И.Гаспринского внесло практическую струю в эту идею. Обсудив, решили, что партия должна называться "Иттифаги-Муслимин", или сокращенно "Иттифаг" ("Союз"). Петербургская встреча Топчубашева и Гаспринского в дальнейшем переросла в крепкую дружбу. Дочь Гаспринского Гоккар ханым в своих воспоминаниях подтверждает факт неоднократного приезда Топчубашева в Бахчисарай с целью обсудить проблемы российских тюрков. Решение о создании партии было принято 20 мая в Петербурге на свадьбе дочери Закир Хазрета - Алии ханым. При участии российских просветителей было решено провести учредительный съезд партии летом 1905 года в Нижнем Новгороде и поставить в известность правительство об этой инициативе мусульман. После возвращения в Баку Топчубашев превратился в главного инициатора требования прав мусульман перед новым наместником Кавказа. В июне 1905 года он встретился с прибывшим в Баку сенатором А.М.Кузьминским и подробно информировал его о положении дел в губернии. Петиция кавказских мусульман, врученная Воронцову в июне, также была подготовлена Топчубашевым. Глубокие юридические знания вкупе с активной общественной деятельностью превратили Топчубашева в ведущего представителя кругов мусульманской интеллигенции Кавказа. Имя и престиж Али Мардан бека стали известны за пределами России. Для проведения реформ в Иране Музаффар-ад-Дин шах пригласил его на должность министра юстиции и даже с этой целью послал в Баку своего представителя Мирзу Гасан хана Мюширульмюлька.

    Позднее министр иностранных дел Ирана Алигулу хан Ансари, напомнив Топчубашеву этот эпизод, сказал: "Я до сих пор помню теплую обстановку мусульманской интеллигенции, собравшейся в вашем доме... Вы популярны не только на Кавказе, но и у нас. Помните, как иранское правительство пригласило вас для организации судопроизводства. Вы всегда защищаете интересы мусульман".

    В первые дни августа 1905 годаТопчубашев встретился с наместником Кавказа и поднял вопрос о необходимости ликвидации ограничений, введенных для мусульман во время выборов в Бакинскую думу, а также разъяснил суть устава Мусульманского общества благотворительности и просвещения, представленного наместнику на утверждение. Благодаря настойчивости Топчубашева было получено разрешение на открытие этого общества. Г.З.Тагиев стал председателем общества, А.Агаоглу - секретарем, а многие интеллигенты, наравне с Топчубашевым, - членами общества. А в 1906 году начала работу "Нашри-Маариф", устав которой подготовил сам Топчубашев.

    В августе 1905 года Топчубашев из Тифлиса направился в Нижний Новгород, где, начиная с 10 августа, стали собираться тюркские просветители, религиозные деятели и просто состоятельные люди с Кавказа, Крыма, из Казани, Туркестана, Итиль-Урала, Сибири. Всеми подготовительными мероприятиями съезда мусульман занимались Топчубашев, Гаспринский, КХАкчура. Здесь же, рядом с признанными лидерами, работали Рашид Ибрагим, Муса Джаруллахи Бит, Фа-тех Керими, Сеид Гирей Алкын, Абдулла Апанай и др. 8 августа губернатор Н.Новгорода не дал положительного ответа на просьбу о проведении съезда. 13 августа Молла Али Яушев в ресторане "Германия" дал большой банкет в честь прибывших из Баку А.М.Топчубашева, Ш.Асадуллаева, А.Агаоглу, Н.Везирова, С.Тагизаде. 25 человек из числа участников съезда также были приглашены на банкет. Топчубашев и Р.Ибрагим выступили с речью. Было решено повторно обратиться к губернатору. Однако 14 августа на просьбу Абусаида Эдхема вновь был получен отказ.

    В поисках выхода из этого тупика Р.Ибрагим арендовал пароход "Густав Струве", якобы для прогулки. 15 августа первый съезд мусульман России открылся на реке Ока. .Об этом и двух последующих съездах мусульман дана очень интересная информация в опубликованной в Петербурге в 1917 году книге М.Дж.Бигиева "Основы реформы".

    Первый съезд мусульман России открылся чтением "Корана" закавказским имамом Шакир Са-дых ТРахмангулу. Избранный председателем И.Гаспринский первое слово предоставил А.М.Топчубашеву. Али Мардан бек выступил с большой речью, проанализировав политические, экономические, культурные, национальные и религиозные проблемы российских мусульман. Он начал так: "О, правоверные, братья, я сегодня так счастлив, что невозможно выразить словами, и этот день не сотрется из моей памяти. Несомненно, этот день ежегодно будет отмечаться как праздник всех российских мусульман... Мы - наследники тюрков, одного племени, единых корней, одной религии. Земли наших дедов простирались от Магриба до Машрига. Несмотря на героизм наших дедов, сегодня ни в горах Кавказа, ни в садах Крыма, ни в степях Казани, на нашей исторической родине, на своих землях у нас нет права говорить о наших нуждах. Хвала Всевышнему... несмотря на притеснения, сегодня на лоне чистых вод мы получили возможность открыть друг другу сердца, увидеть друг друга, обнять и возрадоваться. Теперь я всецело уверен: если нам не позволят говорить на воде, мы взлетим, найдем место среди звезд и повторим этот праздник". В речи Али Мардан бека, как и в последующих выступлениях И.Гапринского и А.Эдхема, звучала мысль о необходимости образования политической партии, способной объединить всех мусульман России. На основе всех выступлений была принята резолюция из пяти пунктов, в последнем из которых указывалось: по указанию съездов, созываемых в определенное время, мусульмане будут организовывать местные "меджлисы". 20 августа делегаты разошлись по домам. Съезд стал решающим шагом на пути координации действий российских тюрков. Идею создания "Итгифаги-Муслимин" поддержали делегаты от всех тюрко-мусульманских окраин.

    Политические неурядицы в России обусловили издание манифеста 17 октября, который официально разрешал образование партий в России и объявлял ряд политических свобод. Тем самым манифест подтвердил реальность надежд на создание "Иттифаги-Муслимин". После издания манифеста, Топчубашев и Агаоглу прибыли в Петербург и вместе с активным тюркским деятелем Рашид Ибрагимом стали обсуждать вопросы организации и деятельности "Иттифага". Топчубашев подготовил программу и устав партии. В конце 1905 года в газетах Баку, Казани, Бахчисарая и др. городов стала появляться информация о втором съезде российских мусульман. В честь делегатов съезда, съезжавшихся в Петербург, начиная с 10 января 1906 года, его организаторы Юсиф Акчура и М.Джаруллах Биги дали большой прием. На этом приеме присутствующие вместе с' азербайджанскими делегатами А.М.Топчубашевым, А.Гусейнзаде, А.Агаоглу, доктором Г.Гарабековым, доктором А.Ахундовым обсуждали вопрос получения разрешения на проведение съезда. Встреча с министром внутренних дел А.Г.Булыгиным делегации, возглавляемой Топчубашевым и Чингиз-ханом из Казахстана, оказалась безрезультатной. Однако неофициально собравшиеся в доме столичного богача Гасана Хабибуллаха представители мусульманских делегаций обсудили представленную Топчубашевым программу и устав Мусульманского союза. Ход революционных событий в России заставил правящие круги официально подтвердить свободу собраний. Об этом сообщили 22 января все петербургские газеты. Ни Булыгин, ни Витте не смогли затормозить ход истории. После объявления свободы собраний делегаты съезда вновь собрались в доме Хабибуллаха. На первом заседании председательствовал И.Гаспринский и Р.Ибрагим, на последующих - А.М.Топчубашев. Подготовленный ими проект устава был принят 23 января, с условием рассмотрения на следующем третьем съезде партии. Вместе с тем съезд обсудил вопросы приближающихся выборов в Думу и сотрудничества с Партией конституционных демократов (кадетов). В резолюции съезда говорилось: "Так как до выборов в Госдуму осталось мало времени, то все российские мусульмане будут сотрудничать с Партией конституционных демократов, и вместе с этой партией идти на выборы". Кроме того, съезд счел необходимым начать борьбу за получение мест в Думе, соответствующих количеству мусульманского населения в стране. На съезде весь ареал проживания мусульман в России был разделен на 16 территорий, и столицей Кавказского региона был определен город Баку. Во всех центрах - Казани, Бахчисарае, Алма-Ате, Оренбурге, Астрахани, Уфе и др. - было рекомендовано создать отделения партии. Решение о сотрудничестве с кадетами объяснялось тем, что в их программе было требование учитывать проблемы народов России. На своем II съезде 5-11 января 1906 года кадеты продемонстрировали свою приверженность предоставлению некоторых прав народам империи, использованию родного языка, открытию школ, изданию газет на родном языке и т.п. Симпатии Топчуба-шева к кадетам объясняются именно этим. Лидеры кадетов И.В.Гессен и Л.И.Петражицкий накануне выборов в Думу придавали большое значение сотрудничеству с лидерами мусульман в программе кадетов. Эта схожесть базировалась на либеральных идеях. К тому же и русская интеллигенция группировалась вокруг этой партии. В прессе эта партия часто называлась партией "народной свободы" или "партией профессоров". Признание кадетами национальных прав Польши и Финляндии увеличивало веру мусульманской интеллигенции в идею "народной свободы".

    До третьего съезда мусульман, состоявшегося в середине августа 1906 года, деятельность Топчубашева концентрировалась на выборах в I Госдуму и на руководстве думской фракцией. Близко знакомый с положением на Кавказе султан Крым-Гирей справедливо отмечал, что кавказские мусульмане возлагали на Госдуму большие надежды получить равные права с русскими. 11 декабря 1906 года был объявлен царский указ об избирательном законе, подготовленном Витте. Этот указ дал право российским тюркам, длительное время лишенным национальных и политических прав, быть представленными; в Думе. С тех пор, как Россия начала экспансию против тюрко-мусульманских территорий, т.е. с 1552 года, мусульманские народы впервые получили возможность вмешиваться в государственные дела России. Работая не покладая рук на съездах мусульман и в период выборов в Госдуму, Топчубашев был не простым участником событий, а превратился в лидера национального исторического процесса.
    Али Мардан бек Топчубашев/Topchubashev

    Топчубашев был избран депутатом в Госдуму от Баку и Бакинской губернии. Журнал "Молла Насреддин" писал о Топчубашеве: "С 1897 года он отходит от дел адвокатуры. Он начинает тратить все свое время на издание газеты "Каспий" и на решение проблем города Баку".

    Во второй половине мая думские выборы в Бакинской и Елиза-ветпольской (Гянджа) губерниях подошли к концу. В первую Госдуму от Азербайджана были избраны А.М.Топчубашев, И.Зиятханов, А.Мурадханов, А.Ахвердиев, М.Алиев, и в начале июня они отправились в Петербург. Госдума уже 27 апреля приступила к работе. Кадеты получили 1/3 мест в Думе, но имели самую сильную фракцию. Получив сперва 153 места (34%), после выборов на национальных окраинах они увеличили число мандатов до 179 (37,4%). Большинство националистов, избранных от Польши, стран Балтии, Казани, Азербайджана, Крыма присоединились к блоку кадетов. Поскольку часть депутатов с окраин еще не добралась до столицы, то ожидалось, что число кадетских мандатов превысит 190. Кадеты имели интеллектуальное преимущество в Госдуме, и это обеспечило им лидерство. Лидер кадетов М.Н.Милюков, хоть и не был членом Думы, но многие считали, что он "дирижирует Думой из буфета". Профессор Сергей Муромцев - один из лидеров Партии народной свободы - уже на первом заседании был избран председателем Думы. В связи с началом работы I Госдумы Г.З.Тагиев направил С.Муромцеву приветственную телеграмму.

    21 июня 1906 года в Петербурге состоялось первое собрание депутатов из мусульманских провинций. Среди 22 делегатов А.М.Топчубашев был избран лидером мусульманской фракции I Госдумы. Всего во фракции было 36 депутатов. Было избрано бюро из 7 человек. Фракция просуществовала 18 дней. По утвержденному плану работы фракция собиралась дважды в неделю - по средам и субботам, для проживающих в Петербурге мусульман делались доклады о работе Думы, налаживались связи с мусульманскими провинциями, велась подготовка к третьему съезду российских мусульман, запланированному на 15 августа 1906 года. Одновременно планировалось создание постоянного секретариата в столице, издание печатного органа на тюркском и русском языках, планировались вояжи в провинции для изучения нужд мусульманского населения. Серьезнейшей проблемой были взаимоотношения фракции с думскими партиями. На обсуждении этого вопроса многие фракционеры заявили о поддержке Партии народной свободы (кадетов).

    Топчубашеву было поручено, наладив связь с руководством Партии народной свободы, обсудить вопросы сотрудничества. При посредничестве профессора Павла Мимокова лидеры кадетов вскоре обсудили этот вопрос и было решено срочно пригласить мусульманскую фракцию в кадетскую фракцию и допустить мусульман к участию в выборах Центрального комитета Партии кадетов. Ответ на это приглашение должно было дать собрание мусульманской фракции, назначенное на 10 июля. Однако 9 июля Госдума была разогнана. На обсуждении второго съезда "Иттифага" была представлена подготовленная Топчубашевым программа сотрудничества мусульман с кадетами.

    Аграрный вопрос на заседании фракции вызвал серьезную дискуссию. Топчубашев взял на себя ответственность выступить с этим вопросом в Думе, где и выступил 4 июля. Н.А.Столыпин, весьма редко посещавший заседания Думы, в день, когда обсуждался вопрос обращения к населению по поводу аграрной реформы, был в зале. В своем выступлении Топчубашев предлагал вернуть мусульманским обществам земли вакф. Быстрое закрытие Думы не позволило реализовать идеи Топчубашева по аграрному вопросу, по принятию во внимание законов шариата, по правам человека и национальному равноправию.

    Будучи депутатом от Азербайджана, Топчубашев жил интересами всех тюрков и мусульман. От имени всей фракции он выступал против политики правительственных чиновников, сеющих раздор между местным населением Северного Кавказа и пришлыми русскими, между чеченцами и ингушами. Вместе с депутатом Д.Эльдархановым он обратился в Думу с депутатским запросом по этому поводу. Незаконные действия земельной комиссии в Киргизии, насилие управляющего Гянджинским округом Авельянина, невиданные нарушения прав человека в Туркестане одинаково вызывали протесты лидера российских тюрков. В своем обширном отчете о деятельности фракции он писал, что 5 миллионов коренного населения Туркестанского края представлены в Думе 6 депутатами, а 300.000 пришлого русского населения представлены 5 депутатами, т.е. по одному депутату приходилось на 834 тыс. мусульман и 60 тыс. русских. Бюро во главе с Топчубашевым подготовило предложения по пересмотру закона о выборах и равному пропорциональному соответствию числа депутатов и числа избирателей. По поводу политики шовинизма в отношении российских мусульман Топчубашев писал: "Есть ли необходимость говорить о том, что идея народного представительства наносит себе смертельный удар в стране, где 20 миллионов российских мусульман представлены всего 36 депутатами? При распределении депутатских мест по регионам в отношении мусульман допущена откровенная несправедливость. А в ряде мест эта несправедливость достигла ужасающих размеров".

    Профессор университета Висконсина (США) В.Фурнио в связи с гигантской работой, проделанной Топчубашевым в этот период, пишет, что он был истинным создателем той части истории, которая занимает особое место в сердцах всех мусульман России. Хотя жизнь первой Думы оказалась короткой, но азербайджанским депутатам все же удалось высказать российскому правительству, что охватившая Кавказ кровавая трагедия есть прямое следствие покровительства армянским террористам со стороны этого правительства, что насилие составляет основу имперской политики. Депутат от Гянджи И.Зиятхан 12 июня с трибуны Думы разоблачал имперскую политику следующими словами: "Настал и наш черед проявить активность и перестать отмалчиваться. Сто лет назад Закавказье было захвачено Россией. В течение этого века мы, мусульмане, жили, как заключенные, подвергались преследованиям без каких-либо прав, как рабы. В полном смысле этого слова мы подвергались нападкам и клевете со стороны правительства... Как только страна была захвачена, жадные руки потянулись к нашему национальному богатству... Уважаемые депутаты, ежеминутно получаю страшные вести с родины... Господи, уже два года ходим по трупам. Терпение лопнуло. Мы видели, как младенцев подбрасывают и ловят на кинжалы, из вспоротых животов беременных женщин торчат детские ручонки. Да будут изгнаны получающие удовольствие от изрезанных трупов, от стонов и стенаний матерей и детей". Русское самодержавие еще не слышало подобных обвинений из Таврического дворца.

    За короткий промежуток деятельности I Думы Топчубашев получил множество писем от видных тюркских просветителей России. Часть этих писем составила переписка с И.Гаспринским. На части из хранящихся в Стамбульском архиве писем стоит почтовый штемпель Бахчисарая. Очевидно, кто-то из родственников Топчубашева сумел вывезти его архив за границу. Крымские тюрки поручили Топчубашеву представлять их интересы в Думе. Однако из-за внезапного закрытия Думы он не успел заявить о Крымской петиции. В воскресенье 9 июля двери Таврического дворца уже были закрыты. В этот день на квартире Топчубашева намечалось собрание мусульманской фракции совместно с представителями мусульман столицы. На повестке дня стоял вопрос о подготовке третьего съезда мусульман России. В тот же день в 13.00 должно было состояться заседание мусульманской фракции. Топчубашев вспоминал, что пришли почти все приглашенные, и многие только здесь узнали о роспуске Думы. Все были глубоко взволнованы, так как мусульмане возлагали большие надежды на Думу. Обсудив вопрос третьего съезда, делегаты разошлись в раздумьях из-за неопределенности будущего.

    Присутствий П.Столыпина на заседании 4 толя дорого обошлось Думе. Вскоре стало ясно, что оно не было связано с аграрной реформой. 7 июля он направился в Царское Село с докладом о роспуске Думы. 9 июля, в еще одно воскресенье после 9 января, Николай II вновь удивил российскую общественность, подписав указ о роспуске Госдумы. В два часа ночи, первым об этом сообщило агентство "Ассошиэйтед Пресс". В 4 утра правительственный манифест был отправлен для опубликования в "Правительственный вестник". Узнав об этом манифесте из редакции газеты "Речь", П.Милюков в 7 часов утра на велосипеде объехал всех членов ЦК Партии кадетов и созвал экстренное заседание. В скором времени был готов минифест Партии кадетов. Но провести заседание распущенной Думы в столице оказалось невозможным. Таврический дворец и другие здания были окружены солдатами. Кто-то предложил идти в Выборг. Даже предлагалось в случае неудачи в Выборге идти в Гельсинфорс, и даже в Стокгольм. Узнав об этом, 6 членов бюро мусульманской фракции во главе с А.М.Топчубашевым направились в Выборг. В 11 часов вечера 9 июля Топчубашев уже участвовал в заседании, проходящем в выборгской гостинице "Бельведер". Срочно был подготовлен манифест "К народу от народных представителей". Из 19 членов мусульманской фракции, находившихся тогда в Петербурге, 9 депутатов по рекомендации Топчубашева подписали "Выборгскую декларацию". Среди них был И.Зиятхан, потрясший русское правительство своим выступлением 12 июня. Узнав о документе, подписанном 186 депутатами, правительство запретило собрание в "Бельведере", и губернатору Выборга было указано принять соответствующие меры. Члены Думы и около 100 журналистов 10 июля в 16.00 последним поездом вернулись в столицу. Несколько членов мусульманской фракции 12-13 июля участвовали в собрании Партии народной свободы, состоявшейся на даче П.Милюкова.

    11 июля Председатель Совета Министров и министр внутренних дел Столыпин направил телеграмму наместнику Кавказа игородским властям с требованием принять решительные меры против нарушителей порядка. В телеграмме указывалось: "Борьба ведется не против общества, а против врагов общества". 15 июля бакинский генерал - губернатор дал указание газетам и типографиям не печатать обращение бывших членов Госдумы. То есть санкции против Топчубашева и Зиятхана начались еще до того, как они вернулись в Азербайджан. Столыпин уже готовил разные планы, чтобы помешать повторному избранию 169 подписантов Выборгской де


    Похожие новости



Полезные советы
Здоровье и Красота


Мужской и Женский мир
Отношения
Рецепты
Загрузка...
Новые статьи
Фото новости
Топ новости

Нажмите ««Нравится»», чтобы читать нас на   Facebook
Bağla
Нажмите ««Нравится»», чтобы читать нас на   Facebook